марта 23, 2011

О домашнем обучении - часть 2

Часть 1 читайте здесь.

Если в прошлой заметке я старалась ответить на вопрос: "Что такое домашнее обучение?" - то в этот раз постараюсь ответить на вторую часть: "Почему мы на него перешли?"

В двух словах подведу итоги прошлой статьи:

- Домашнее обучение существует в США уже более 30 лет.
- На сегодняшний день в домашних школах обучается около 1.5 миллиона американских детей.
- Я никогда не думала, что в один прекрасный день моя детвора примкнёт к этому миллионному количеству.
- Но наша тихая и спокойная жизнь перевернулась с ног на голову в 2006 году...

Да, да, как сейчас помню - это был конец сентября 2006 года.  Алёша учился в первом классе.  Наташа рвалась в школу следом за братиком, но ей оставалось ждать ещё год до нулевого класса.  Серёжке было четыре месяца.  Он никуда не рвался, а только пил своё молоко и мирно спал.  Жизнь текла своим чередом и у меня ни о чём не болела голова.

Именно в это время в нашей семье появился 7-летний Саша и наши отношения со школой превратились в одну большую головную боль, которая длилась 2.5 года.  Если до этого я в школе появлялась примерно два раза в год, весной и осенью, во время родительских собраний, то с появлением в семье Саши мои походы в школу перешли в ежемесячный-еженедельный-ежедневный режим. 

Ребёнок, привыкший к палочной детдомовской дисциплине и попав в американскую школу, с её добрыми улыбчивыми учителями и, я бы даже сказала, вседозволенностью, быстро сделал для себя выводы и уже через неделю довольный мне заявил: "Мам, а там все добрые.  Я там никого не боюсь."  И что бы мы с тех пор не пытались делать, в смысле привить ребёнку ответственное отношение к учёбе, Саша в ответ смеялся, улыбался и твердил своё: "А я их не боюсь, не боюсь."

А делать мы пытались всё: и разговаривали, и объясняли, и наказывали (за плохое поведение), и поощряли (за хорошее), и увещевали, и..., и..., и..., и...  Легче было бы сказать, чего мы НЕ испробовали с этим ребёнком, поскольку не осталось ни одного метода воспитания к которому я не пыталась бы прибегнуть за эти два с половиной года.  Саша быстро смекнул, что если дома папа с мамой воспитывают, то в школе только звонят домой, чтобы папа с мамой воспитывали.  Следовательно, золотая голова сообразила, что если дома надо слушаться, то в школе совсем не обязательно.

Надо отметить, что смекнул это не только Саша, но и школа, поскольку звонки домой стали поступать с регулярным постоянством.  Меня просили или поговорить с ребёнком по телефону, или приехать в школу и поговорить с ним с глазу на глаз, или приехать срочно забрать его домой, поскольку ни один специалист в школе не знал, что с бесстрашным Сашей делать.

Нас же в школе знали к этому времени все, от директора до уборщицы.  Все мне приветливо кивали головой, улыбались и приговаривали: "А Вы за Сашей приехали?  У него всё хорошо."  Я и сама знала, что всё отлично!  Зачем спрашивается я примчалась в школу после звонка очередного специалиста?

А специалистов было много.  Учителей и психологов тоже.  И менялись они с заметным постоянством -  каждые несколько месяцев.  Мне бы очень хотелось верить, что все они переходили на другую работу, но в глубине души зрело подозрение что Сашу просто "перекидывали" от одного работника к другому, поскольку каждый из них через какое-то время хватался от нашего сына за голову и отправлял его к другому специалисту поумнее.  Тот, в свою очередь, отправлял Сашу ещё к более умному.  И так до бесконечности.

Каждый из них утверждал какой сообразительный у нас ребёнок (конечно сообразительный - всю школу за нос водит), какие у него сдвиги и прогресс в поведении, как успешно с ним работают по последней методике и пр. и пр.  Однако через несколько месяцев красноречивый умный специалист незаметно исчезал и его сменял другой, тот что ещё умнее.

Прошло время и у меня сложилось впечатление, что под шумок, к числу школьных специалистов примкнула и я, поскольку стала проводить в школе ничуть не меньше времени, чем их сотрудники-психологи.  С единственной только разницей, что они были платные, а я бесплатная.  Они приходили на работу в гордом одиночестве, я же одной рукой тянула за рукав двухлетнего Серёжку, пытаясь другой рукой вырулить коляску в которой спал новорожденный Мишка.  Иногда, как и работник школы, я успевала заглянуть в классы к Алёше с Наташей, прежде чем увезти домой такого умного Сашу.

А встречи с работниками школы шли у нас череда за чередой:
- Вначале я встречалась с директором школы.
- Потом я встречалась с директором и завучем.
- Потом с директором, завучем и учителем.
- Потом с директором, завучем, учителем и психологом.
- Потом с директором, завучем, учителем, психологом и представителем школьного округа.
-Потом с директором, завучем, учителем, психологом, представителем школьного округа и ещё парой неведомых мне специалистов.
С каждым разом встречи становились всё многолюднее, методики все совершеннее, а Саша как продолжал себя плохо вести, так  вёл.

Временами я с ностальгией вспоминала советскую школу, где у учительницы в классе царила ДИСЦИПЛИНА, поскольку все дети знали, что она может постучать указкой не только по доске, но при необходимости, и по голове.  Похоже, что в американской школе Саше явно не хватало доски с указкой.  (Тот, кто не воспитывал таких детей, наверняка, меня не поймёт.  Я и сама не понимала, пока в семье не появился Саша).

В школе наказанием для Саши было то, что ему не клеили наклейку в тетрадку или не пускали на перемену, что нашего умного сына совершенно не пугало.  К наклейкам он особой любви никогда не испытывал, а вместо перемены можно было крутиться на стуле и в классе.  И если одному ребёнку достаточно строгого взгляда, чтобы он задумался о своём поведении, то другой ребёнок и думать не будет пока дело не дойдёт до указки. 

НО, самая интересная методика школьного воспитания состояла в том, что за плохое поведение ребёнка отстраняли от занятий на три дня!  Вы только представьте себе - ребёнок, который не хочет учиться и ходить в школу наказывается тем, что он три дня сидит дома и не ходит в школу!!!  Это как называется???  Мир перевернулся или я совсем отстала от жизни, воспитывая дома пятерых детей? 

Я же видела, что у Саши золотая голова.  Ребёнок моментально выучил английский.  Прекрасно писал и читал на двух языках.  При чём в России он в школу даже не ходил, но научился читать сам по азбуке.  Мог грамотно рассуждать на любую тему, а детские энциклопедии стали для него любимой литературой.  Перессказывал он мне самое интересное из прочитанного обычно стоя на голове на диване и дрыгая ногами в воздухе.

И сколько бы мы ни старались, но Саша никак не вписывался в школьный стандарт.  Стандарт, естественно, не мог подстраиваться под нестандартного Сашу.  К тому моменту все усилия сводились не к тому, что ребёнок выучит, а сколько часов он спокойно сможет отсидеть за партой, учитывая, что обыкновенный учебный день здесь длится с 8:30 до 15:30. 

У Саши стал угасать всякий интерес к учёбе.  Сердце разумного больше не приобретало знание и ухо мудрых больше его не искало. (Это из Библии, книга притчей 18:15).  Мне же неоднократно стала закрадываться мысль о домашнем обучении, но я отмахивалась от неё, как от назойливой мухи, считая, что учителя в школе смогут лучше справиться с моим ребёнком, чем я.

Но видно в школе явно недооценивали способности учителей и переоценивали мои, поскольку через два с половиной года совместных мучений директор мне вежливо предложил: "Вы может приходите в школу и сидите рядом с Сашей?  Мы больше не знаем, что делать."  Однако, школа явно не учла то факт, что рядом с Сашей в классе появлюсь не только я.  На коленках у меня будет восседать Серёжка, а рядом в коляске будет спать (или кричать?) Мишка.  Но появление малышей в классе тоже не входило в планы школы. 

Следовательно у меня осталось три выбора:

- Определять куда-то малышей, чего я делать, естественно, не собиралась.
- По совету школы, посадить Сашу на таблетки, чтобы немного "притормозить", поскольку в заторможенном состоянии он должен лучше сидеть за партой.  Этого я делать тоже не собиралась.
- Перевести Сашу в другую школу, но тогда мне бы самой приходилось возить и забирать его оттуда.  (В школу, где Саша учился сейчас ходил школьный автобус). А это значит, и в снег и в дождь будить, одевать и грузить с собой малышей с утра-пораньше.  А затем повторять подобную процедуру после обеда, когда маленькие дети обычно спят.  Этого делать я не хотела.

Тут то и пришло нам на выручку домашнее обучение, а американская система образования со своей свободой выбора оказалась настоящей Божьей милостью для нас.  Будить-грузить никого не надо.  Таблеток тоже не надо.  А то время, что я и так уже проводила в школе, можно заполнить обучая своего ребёнка дома.  Хотя на то время, подобный метод обчения был для меня тёмным лесом.  И мы с Сашей начали наощупь брести по нему вместе.

Дело было в феврале 2009 года.  Я решила доучить Сашу дома до конца учебного года, а после летних каникул отправить обратно в школу.  Но у Бога были другие планы для нашей семьи, поскольку на следующий учебный год у меня дома был уже не один, а целых три ученика :) 

Но об этом я продолжу в следующей части нашей домашне-школьной эпопеи...

1 комментарий:

  1. What a story! I would have never guessed that Sasha was the start of it all. I am looking forward to learning more about homeschooling. Thanks for sharing in such detail.

    ОтветитьУдалить

LinkWithin

Related Posts with Thumbnails